May 27th, 2006

Алалей

Полдюжины субботних бесед, в том числе новых (старые опубл. в: Таллинн. 2005. № 1. С. 43), из цикла «Алалей».

Warning! For kids only.
Collapse )


ЛУННЫЙ КРОЛИК

Есть божья коровка – и чертова лошадка. Солнечный зайчик – и лунный кролик. Что это за кролик такой – лунный? Где живет? На кухне. Забирается туда лунной ночью, если окно зашторено неплотно. И какой он? Грустный, тихий. И боязливый, хотя кто же станет его ловить? Если ночью на кухню зайти, то куда интересней холодильником заняться: распахнешь – а там полярное сияние. Ну хорошо, а кто такая чертова лошадка? Еще не придумал.

 

СНЕГ И ТЕНЬ

Сугроб – он отчего? Ветер гонит снег, а на пути дерево. Снег упирается в ствол и скучивается. И с тенью так же? Свет в ствол упирается и за ствол попасть не может. Перед стволом снег сгущается, а за стволом – тень. Сугроб все толще, и тень тоже: ведь и у сугроба тень есть. А у чего тени нет? У самой тени. А у света?


ЖАЛКО

Знаешь, почему репку никак не вытянуть, колобка не поймать и золотое яичко не разбить? Ну, почему? Круглые, их как следует не ухватишь. Но ведь их все-таки вытянули, поймали и разбили, разве нет? Да, а жалко. Репку? Нет, что толку сидеть в земле! Колобка? Ничуть. Нечего ему было хвастаться. А вот золотое яичко зря разбили. Почему? А из него мог вылупиться золотой цыпленок. И стать золотым петушком?

 

ЕЩЕ О ТЕНИ

Жил-был великан. А какого он был роста? Такого, что даже в полдень отбрасывал тень. Густую? Еще какую густую! Какую? Попав в нее, даже пингвины подумывали, а не улететь ли им на юг. А разве пингвины умеют летать? Не умеют. Только это их и удерживало. Только это? Только это. Но ведь они уже живут на юге! Южнее некуда. Рассказывай другую.

ЯМА

Так по-японски называется гора. Даже самая высокая?</div>